К 100-летию ВЛКСМ

29 октября 2018 года исполняется 100 лет Комсомолу — самой массовой общественно-политической организации советской молодежи. Более 200 миллионов юношей и девушек в возрасте от 14 до 28 лет прошли в его рядах школу воспитания, взросления, гражданского становления, мужества и героизма.

Комсомол ушел в историю, но память о нем осталась. Мы решили узнать у наших читателей, что они помнят о днях своей комсомольской юности и попросили найти фотографии тех лет, чтобы проиллюстрировать их маленькие, но интересные рассказы.

Представляем вашему вниманию ФОТОДОСЬЕ «Буду вечно молодым».

Если найдутся желающие пополнить его своими воспоминаниями, добро пожаловать! Присылайте или приносите свои истории и фото по адресам, указанным в контактной информации. Акция по сбору комсомольского фотодосье продлится до нового года.

♦♦♦

Малов (Бойчевский) Павел Георгиевич

1957 г.р.

В молодые годы я работал в Ростовском центральном троллейбусном депо, что на 22 линии. Водил троллейбусы по маршрутам №1, №3 и №5.

У нас на предприятии была сильная комсомольская организация. Мы, водители, постоянно участвовали во всяких социалистических соревнованиях. У нас проверяли знание и соблюдение правил дорожного движения, культуру обслуживания пассажиров, выполнение плана, регулярность и точность прибытия троллейбуса на остановку. Мы были наставниками у водителей-стажеров. И за всю эту активность лучшие награждались комсомольскими грамотами. У меня есть одна такая.

Я уже тогда вовсю писал стихи, читал их со сцены актового зала. В газетах «Комсомолец» и «Ростсельмашевец» печатали не только мою поэзию, но и прозу, публицистику. К примеру, была у меня такая статья на профессиональную тему «Час пик в ростовском троллейбусе».

Я вообще мечтал быть журналистом. Просил директора отправить меня на рабфак при РГУ, но он отказал. Сказал, что рано мол, надо еще поработать. И тогда за меня походатайствовал секретарь комсомольской организации. Я попал на рабфак, а потом и на факультет журналистики. Комсомольский билет храню до сих пор.

А на память о том прекрасном времени у меня остались стихи собственного сочинения.

Утро

Как белый пар, сады стоят в тиши,
Луна мерцает тускло в давних лужах.
А воздух чист – дыши им от души
И очищай от скверны свою душу.
Иду легко – счастливый человек.
Свежо, но папироскою не греюсь.
А там, в депо, готовый взять разбег,
Меня заждался верный друг – троллейбус.
Поставлю штанги я, как паруса,
И засвистит попутный свежий ветер.
Хоть говорят: «Лишь в сказках – чудеса!»
А я их сам мастак творить, поверьте.
А главное, так это чудо – жизнь!
Иду в депо. Сквозь сказку зорь иду я…
Влюблённые ещё не разошлись,
И новый день встречают поцелуем.
                                     12 мая 1985 г.

Мой троллейбус
                           Елене Нестеровой
В синих сумерках, спозаранку,
В лыжной шапочке и кашне,
Я троллейбус свой, словно санки,
По железной веду лыжне.
Провода – струной от мороза,
Хоть играй ты на них романс.
Пассажиры, как эскимосы,
Ожидают с плясками нас.
Наполняют шумом троллейбус
И на жизнь глядят веселей.
И горят на январском небе,
Как гирлянды, созвездья огней.
Зимний город из снега соткан,
И на окнах – сюжет Дали.
На ветру застыли «высотки»,
Словно башни замка вдали.
Хороша электроработка!
А мороз на заре – ох, лют!
И, как будто на сцене, чечётку
Пассажиры ногами бьют.
Тут теплу будешь рад, что хлебу…
…В лыжной шапочке и кашне –
Я, как санки, веду троллейбус
По стальной висячей лыжне.
                            1985 – 2013 гг.

♦♦♦

Ермакова Светлана Валерьевна

1968 г.р.

Наверное самое яркое впечатление из моей комсомольской юности — это учеба в медучилище СКЖД в 1983-1986 гг. и последующее распределение. Учились мы весело, дружно. Как и все ездили на поля в совхоз Жуковский собирать помидоры, успевали и выучить, и погулять.

После училища меня распределили работать в Узловую Дорожную больницу на станции Слюдянка. Это самая южная точка Байкала. Там в восьмидесятые годы не хватало медперсонала, и мы, молодые девчонки, работали иногда по двое суток, почти жили в больнице. Но силы были, пациенты нас поддерживали и подкармливали. Я была медсестрой общего профиля в терапевтическом отделении на 60 человек. Жила в общежитии с девушками-железнодорожницами со всей страны.

Проработала я там 2 года. Когда вышла замуж, надо было покинуть общежитие, и одна из бывших пациенток сдала нам дом из четырех комнат, с двумя печками и запасом дров, за символическую цену — 10 рублей в месяц. Вообще, люди там, в Прибайкалье добрые, щедрые, открытые и простые, общались с приезжими очень тепло. Рядом там мирно проживают русские и буряты. Буряты буддисты, и отношение к Байкалу у них, как к живому существу — очень почтительное.

Время было перестроечное, многие идеалы рухнули и на комсомольских собраниях молодежь просто радовалась возможности пообщаться, попеть песни, почитать стихи. Стихи я писала со школы, но тогда еще стеснялась их читать. Поэтому на конкурсе «Лучший по профессии» я читала стихотворение Людмилы Щипахиной «Надежда».

Многое стерлось из памяти, но вот помню, что осенью люди шли в лес по грибы-ягоды, и приговаривали «Ой, напал грусть! Да не тот груздь, что в лесу растет, а тот грусть, что тоска!»

Но любая грусть отступала, когда я оглядывалась вокруг.

Природа Байкала настолько поразила меня красотой, что я выразила свое восхищение в стихотворной форме.

* * *
О, Прибайкалье! С чем сравнить, не знаю,
Тебя! Неповторима красота!
Родной мой край любя и вспоминая,
Тебя не разлюблю я никогда!

Вдали видны синеющие горы,
И вот она, за городом, тайга.
Велик Байкал!  Чисты его просторы,
И мраморные чудны берега!

Я все хочу начать сначала
И, смыв грехи в своем Дону,
Вернусь я снова к этим скалам –
Байкальскую смотреть волну…
* * *
Известно: «Курица – не птица.
Монголия – не заграница».
А мне порой Слюдянка* снится,
Байкал, Дорожная больница.

«Байкал – жемчужина Сибири»,
Прозрачный, самый чистый в мире.
Тех мест природа такова,
Что трудно подобрать слова.

Цветут жарки, багульник. Лёд
На озере до мая тает.
Бурхан** с легендами живет,
И птица счастья обитает.

Хамар-Дабан*** и мыс Шаманка…
Гуляет юность-хулиганка.
Там есть гора Любви и Смерти,
По ней бродила я, поверьте…

* Слюдянка — городок на юге Байкала;
**Бурхан – дух Байкала;
*** Хамар-Дабан – горный хребет Прибайкалья.

♦♦♦

Подосинникова Светлана Федоровна

1938 г.р.

Сколько себя помню, я всегда мечтала работать учителем русского языка и литературы. После окончания школы попыталась поступить в педагогический институт, но конкурс не прошла и стала искать работу. По путевке райкома комсомола меня направили подсобной рабочей на стройку. Шел 1957 год. Мы восстанавливали разрушенный во время войны театр драмы им. М. Горького. Год я там провела, привыкла, нашла новых друзей, и решила идти в строители. Пошла на подкурсы в РИСИ. Сестра устроила меня мотористкой на фабрику головных уборов, там я очень быстро была назначена секретарем комсомольской организации. В строительный я так и не поступила, с математикой дружбы не вышло. А вот в университет на вечернее отделение филологического факультета я все таки попала. И всю свою студенческую комсомольскую молодость я читала со сцены стихи. Мы ездили с ребятами по агитпунктам, выступали с концертами. Кто-то пел, кто-то показывал номера, а я декламировала. И самое удивительное, что выступления мои пользовались невероятным успехом. А одно стихотворение и вовсе стало моей визитной карточкой. Оно попало ко мне в рукописном варианте, автора я сейчас не вспомню. Но почему-то мне кажется, что его фамилия была Куликов. Так вот, каждый раз, когда я его читала, люди вскакивали и выбегали на сцену благодарить и дарить цветы. Столько лет прошло, а я помню то стихотворение наизусть…

Я был не в силах с собою справиться.
Смотрел и смотрел на тебя, дивясь.
Мне так хотелось тебе понравиться,
И я подошел, пригласил на вальс.
И вот мы идем по вечерним улицам.
От счастья все время курю, чудак.
«Идемте в парк». Какая ты умница.
Хоть до утра бродил бы так.
Я говорю, не придумал лучшего,
Как рад я встрече. «А вы?» «И я».
Смотрю на тебя. Твой взгляд задумчивый
И чувствую, что-то глаза таят.
«А завтра у нас в институте вечер».
Глаза опустила, и я решил:
Значит сердце требует встречи.
Значит встречи я заслужил.
Пошли свидания и в девять, и в восемь.
Какое счастье жить любя
Заодно полюбил ленинградскую осень,
Потому что осенью встретил тебя.
Прямо скажем: погода неважная,
Вместо апрельского солнца — снег.
А ты в легких туфлях пришла, отважная,
Навстречу снегу, весне и мне.
Пришла, согрела меня словами,
И снова счет потерял я словам:
«А я о тебе рассказала маме,
И мама тебя приглашает к нам».
Смотрели на ладожский лед. Картина!
Идет он шумно, и на ходу
Бьется устало о льдину льдина.
Тесно после Ладоги льду.
Вот так и чувству, и радости тесно.
Но я терпелив, я слова коплю.
«Почему ты молчишь?» «Честно?» «Честно».
«Потому что тебя люблю!»
Слов сокровенных, чувством согретых
Я никому еще не говорил.
Сам испугался смелости этой,
Подумал, что же я натворил?
И ты испугалась, сильно встревожась.
И слышу за жизнь свою в первый раз:
«Я ведь люблю тебя тоже». А дальше
Ты помнишь что было у нас?
Мечты задушевные, много смеха,
и клятва всю жизнь плечом к плечу.
«А ты, институт окончив, поехать
Куда бы хотел?» А я молчу.
Молчу, но молчать уже нету мочи.
Готов провалиться в Неву от стыда.
Я не инженер, я простой рабочий,
Я неправду сказал тогда.
Ты так на меня посмотрела странно,
Словно не токарь я, а хулиган.
В любви ничего нет страшнее обмана,
Но был ли это обман?
Прощание наше предельно кратко,
И я тебя никак не пойму.
Рука твоя словно пустая перчатка,
Но почему? Почему?
«Завтра придешь?» «Ну, если нужно.
Пожалуй да. А который час?»
Ты поняла, каким бездушным
Это прощание было у нас?
Этот день, этот вечер был душен.
Ночь. Хожу по квартире, не сплю.
Не пришла. А прошло не более суток
С той минуты, как ты мне сказала «Люблю».
Для меня лишь в труде настоящее счастье.
В том, что труд нас товарищам ставит в пример.
В том, что нынче рабочий, а завтра я мастер,
Послезавтра уже инженер.
Не хочу говорить «Погоди, пожалеешь».
Может в жизни удастся и счастье добыть.
Да, не спорю, прожить ты, конечно, сумеешь.
Только ты не сумеешь любить.
Ну довольно, на отдых пора уже нервам.
Спать пора, утро вечера мудреней.
Нет, не так это трудно — стать инженером.
Стать человеком намного трудней!

♦♦♦

Семенова Наталья Васильевна

1947 г.р.

— Вожатой в пионерском лагере я была даже дважды. Оба раза на Черном море. Лет в семнадцать в Кабардинке, а в восемнадцать в Солониках Лазаревского района. Помню, что это было с одной стороны интересно, а с другой непросто, ответственно. За детьми ведь нужен глаз да глаз. Весь день какие-то мероприятия. На море требуется особая внимательность, чтобы не дай бог ничего не случилось.

День у нас начинался и заканчивался линейкой, на которой поднимали и спускали советский флаг. Эта честь предоставлялась самым достойным ребятам. Сейчас, наверное, такого уже нет. На экскурсии тогда детей не вывозили, потому что денег при детях не было, а это не бесплатное удовольствие. Зато в походы ходили однодневные. Это хорошо помню. Вечером обычно мероприятие. Либо дети нам что-то готовят, либо мы их развлекаем. А потом танцы. После отбоя планерка и с утра все по новой.

В двадцать лет, когда я училась на 3 курсе Таганрогского радиотехнического института, мне довелось поработать в студенческом стройотряде, кухаркой.

В то время это был реальный способ хорошо заработать. За места в стройотряде люди боролись, хотя труд был не из легких. Помню, нас вывезли в какую-то местность солончаковую в Ростовской области. Пресной воды там почти не было, ее привозили на машинах. С продуктами все обстояло тоже не ахти. Как ни странно самым большим дефицитом была картошка. Помню, что борщ приходилось варить с рисом. Надо ж как-то накормить 47 мужиков. Спали мы в палатках. Работали с утра до вечера почти без выходных. Но умудрялись еще давать концерты для селян. Показывали им эстрадные миниатюры. И выпускали стенгазету о наших трудовых буднях с несколько странным названием «Крокоидол».

За два месяца мы построили довольно много. Огромный гараж для сельхозтехники, несколько жилых домов, школу.

А с мужем своим я познакомилась на уборке урожая, когда мне было 24 года. Уже не помню что мы там собирали, по-моему помидоры. Я работала в НИИ «Градиент» инженером. Нас обычно вывозили куда-нибудь в Багаевский или Семикаракорский район, в колхоз, на месяц. И мы там собирали помидоры, морковь, капусту, петрушку. На этих уборках много пар создавалось. Оно и понятно. Дело то молодое.

Фотографии из личного архива Семеновой Н.В.

♦♦♦

Заковоротная Анна Евлампиевна

1937 г.р.

— У меня, к сожалению, фотографий из комсомольской юности почти не осталось. Вернее, их и не было. Тогда еще мало фотографировали. Вот единственное фото, которое я нашла.

Это полевой стан нашей огородной бригады. Нас студентов-комсомольцев в 1955 году отправили в совхоз им. Сталина, недалеко от поселка Самарское в Ростовской области. Добирались мы по железной дороге, выходили на станции Каяла. Кстати, как я потом узнала, Каяла — это река, которая упоминается в «Слове о полку Игореве». На ней произошло сражение князя Игоря Святославича с половцами. Сейчас такой реки нет, но многие исследователи считают, что Каяла это один из притоков Северского Донца.

Я тогда была совсем молоденькой, пугливой. Занималась гимнастикой. Тогда почти все девочки были гимнастками. Некоторые даже имели юношеские разряды.

Месяц мы были на той уборке. Удобств почти никаких. Жили на сеновале. Домой отпускали, но я не ездила, не было денег. Тяжело конечно, но в молодости легче такие вещи переносятся.

♦♦♦

Смолякова Людмила Владимировна

1973 г.р.

— Перед самым вступлением в комсомол в 1987 году, я прошла школу пионерского актива. Мы ездили учиться куда-то под Сосногорск. Кстати, и принимали нас в комсомольцы не в нашей деревне, а в городе. Серьезные люди задавали нам серьезные вопросы. Все было не так просто.

Хотя комсомольская жизнь, как и жизнь страны под названием СССР в то время была уже на излете, тем не менее, какие-то вещи мне запомнились. Я была членом комитета комсомола Керкинской средней школы. Чего мы только не делали. Собирали турнепс, брусничный лист и подорожник для аптеки. Участвовали в соревнованиях по стрельбе, лыжам, бегу. Помогали ветеранам и пожилым людям. Пилили им дрова, перекапывали огород. Собирали металлолом и макулатуру. Шефствовали над пионерами. За каждым комсомольцем был закреплен младший товарищ. Каждую неделю мы готовили политинформацию для школьников, выпускали стенгазеты. Ездили с агитбригадой по соседним селам и устраивали разные выступления. Помню как мы собственноручно мастерили на улице хоккейную коробку. Таскали воду из ручья, а потом наводили на льду глянец школьными швабрами. При школе находился приусадебный участок. Мы выращивали там морковь, свеклу, лук, и даже учили детей этому нехитрому занятию. Однажды всем нашим комсомольским активом чистили от обледенения мост, который соединял две части нашего поселка. А как-то раз спасли лес, самоотверженно потушив пожар, который правда сами случайно и устроили, поэтому про это наверное писать не надо.

♦♦♦

Богатырь Наталья Алексеевна

1955 г.р.

— Я сама родом с Украины, из Черкасс. Там меня и приняли в комсомолки. В старших классах выбрали пионервожатой. Я участвовала в соревнованиях по волейболу от школы. Не помню, чтобы нас посылали на уборку урожая. Зато культурный уровень старались повышать. Мы всем классом ездили на родину Тараса Шевченко в дом-музей в селе Моринцы. Ходили на праздничные демонстрации, в театр и в кино по абонементу всем классом. Тогда я впервые увидела на большом экране «Войну и мир», да и многое другое из классики советского кино. Может быть именно это зародило во мне желание поступать на факультет русского языка и литературы, что я в итоге и сделала. А парни наши в то время увлекались музыкой «Битлз» и всячески пытались им подражать, комсомол их интересовал мало.

♦♦♦

Шевченко Людмила Тихоновна

1959 г.р.

— В комсомольцы меня приняли в 1973 году, в 7-м классе. Я тогда училась в Усть-Донецкой школе. Не помню торжественности. Это было скорее похоже на экзамен. Нам задавали вопросы по Уставу комсомольской организации, мы отвечали, и по итогам принималось решение принимать или не принимать.

Наш класс шефствовал над классом, который учился тремя годами младше. Мы помогали им в учебе, проводили праздники.

Хорошо помню наши походы с классным руководителем в Белую Калитву и Нижнюю Кундрючку. Мы останавливались в местных школах и ночевали в спортивном зале.

Уже в школе мы ездили на сбор урожая. В частности, в 1974 году нас возили в Апаринский винсовхоз «Донская чаша» на сбор яблок и винограда. И позже в институте нас постоянно посылали то на уборку свеклы, то арбузов. Хорошо когда нормы не устанавливали. А было и такое, что трудились до седьмого пота, выполняя цифры по сбору помидоров. Таскали эти ящики, надрывались. А вечером собирались, отдыхали, варили раков, которых ребята днем наловили в Маныче. К нам бегала местная молодежь на посиделки.

В 1983 году, уже работая в Проектном институте, я участвовала в интересном туристическом маршруте. Мы сплавлялись на надувных плотах по реке Агидель (Белая) целых 22 дня. Отправлялись мы из Белорецка, а конечным пунктом значилась Уфа. Если честно, я тогда еще была не замужем, и мне казалось, что уж там-то точно встречу настоящего мужчину. Но оказалось, что и по рекам у нас сплавляются в основном женщины. Тем не менее, это была очень веселая поездка.

Река эта коварная. Местами она тихая, а местами несется бурным потоком. И вот однажды плот наш перевернулся. Мы как-то уцепились за ветви и потихоньку выгребли на берег. Промокли насквозь. Пришлось сушить все вещи у костра, так что копченый запах преследовал нас потом долго. Ночевали мы в палатках, еду готовили в полевых условиях. Закупали консервы, крупы, ловили рыбу и готовили ее на палочках в огне. Местные ребятишки клянчили у нас разные мелочи. Бросались в воду и подплывали к плотам за конфеткой или спичками. Сами маленькие, а плавают шустро, как утята с моторчиками. Вечерами как водится все участники собирались вместе и пели песни. Я оттуда много песен привезла. В Уфе на финише нам вручили по значку «Турист СССР».

В 1985 году я по комсомольской путевке ездила с сослуживцами на 3 дня в Домбай. Зима. Мы приехали как раз в снегопад. Нас повели на конную прогулку где-то в районе Теберды. Страшновато было, но незабываемо. На следующий день катались по канатной дороге, ели огромные кавказские пирожки. Снег валил большими хлопьями, но температура держалась около нуля градусов, так что чувствовали мы себя комфортно. Играли в снежки, получали удовольствие от окружающей красоты.

В середине 80-х гг. были очень популярны поездки выходного дня. К примеру, в четверг садишься на поезд, едешь в Днепропетровск. Там гуляешь, а вечером едешь дальше в Одессу, а оттуда в Кишинев. После чего возвращаешься домой. Из таких поездок выходного дня мне больше всего запомнилось путешествие в Ереван. Там мы посещали Эчмиадзин – духовную столицу армянского народа. Насколько я помню, там находился монастырь и семинария, в которой училось много армян – выходцев с запада. Возили нас и на озеро Севан, откуда открывался красивейший вид на Турцию и гору Арарат.

В Ереване мы посещали Дом молодежи, который из-за своей причудливой архитектуры носил в народе прозвище Кукуруза. Довелось нам и продегустировать армянские вина. Весь этот процесс был подан с истинно национальным колоритом, сопровождался армянскими песнями, танцами и конечно же легендами о каждом напитке, который нам подавался к столу.

Фотографии из личного архива Шевченко Л.Т.

♦♦♦

Агарков Александр Леонидович

1946 г.р.

— Самое яркое воспоминание из моей комсомольской молодости – это участие в открытии IV Спартакиады народов СССР, которая проводилась в Москве на стадионе Лужники в 1967 году. Мне был 21 год. Я проходил службу в армии на Балтийском флоте. Отбирали нас просто. Рост 175-185 см. и приятная внешность. Из нашей части взяли 4 парней, а в общей сложности от Балтийского флота участвовало человек 400. Поселили нас на стадионе имени Фрунзе в палатках по 24 человека, с двухъярусными койками, всем выдали одинаковую форму.

Мы каждый день тренировались. В свободное время ходили со старшиной на экскурсии. Посетили Мавзолей, Исторический музей, Кремль. По счастливому стечению обстоятельств в то самое время проводился воздушный парад в Домодедово. Чтобы дать нам возможность его увидеть, нас поставили туда в оцепление. До сих пор помню эти чудеса техники. Тогда впервые был показан публике самолет с вертикальным взлетом.

У нас было несколько репетиций в Лужниках. Бегали по разметкам на поле. Составляли картинки из флажков.

Основной нашей задачей было держать металлические щиты, образуя мост, по которому проезжали мотоциклы с пирамидами из людей, держащих флаги. Тренировались мы 1,5 месяца. За это время я успел встретиться со многими известными спортсменами и тренерами: Жаботинским, Лисицким, Киселевым, Багдасаровым. Они проводили с нами встречи, рассказывали о себе и своих достижениях. Было еще одно забавное требование к участникам Открытия. Все должны были загореть. Нам, южанам, это далось легко. А вот северяне по несколько раз обгорали. Само Открытие прошло без происшествий. По итогам нам выдали значки участника Спартакиады, благодарственные письма. Нас, флотских, оставили в Москве еще на пару дней, чтобы мы торжественно прошли по Москве, празднуя день ВМФ. Уже позже за эту поездку я получил Грамоту ЦК ВЛКСМ от Литвы, так как служил в тех краях.

♦♦♦

Волкова Лариса Васильевна

1949 г.р.

— В лагерь «Экспресс» в пос. Солоники я ездила дважды. В 1969 году вожатой, а в 1970 уже воспитателем.

Ну что я могу вспомнить? Участвовала в комсомольских субботниках, когда работала в тресте «Промстройматериалы». Ездила собирать картошку, когда училась в РИНХе. А работая на автобазе даже была комсоргом.

Фотографии из личного архива Волковой Л.В.

♦♦♦

Агаркова Ольга Леонидовна

1952 г.р.

— Я стала комсомолкой в 1965 году. Сам прием не помню, помню только, что рекомендацию мне давал учитель физики. У нас была очень активная школьная жизнь. Я танцевала в народном ансамбле. Постоянно участвовала в выездных соревнованиях по волейболу, баскетболу, настольному теннису. В школе был музей, и от него у нашего класса было задание – собирать материал по истории 5-го Донского казачьего корпуса. Мы ходили по станице, опрашивали жителей, собирали адреса участников, чтобы поздравлять их открытками на 9 мая. Ездили даже в Ростов в гости к генералу Горшкову. За поисковую работу я была награждена поездкой в лагерь «Орленок». Наш отряд в «Орленке» назывался «Красные дьяволята». У нас был девиз: «Чтобы люди жили спокойно, мы должны беспокойными быть». Я была в лагере зимой, поэтому в море мы не купались. У нас там были школьные занятия, которые мы выполняли на машинах, похожих на компьютеры. Лагерь был передовой. Дома у нас еще даже телевизора не было. Навсегда запомнила напутствие, которое дал нам наш вожатый, когда мы разъезжались: «Слабой рукой парус не натянешь».

В год открытия мемориала Мамаев курган мы с классом ездили в Волгоград, это тоже были незабываемые ощущения.

В 8 классе я стала членом комитета комсомола. Мы проводили собрания, решали разные текущие вопросы школьной жизни, думали, как будем проводить праздники и т.п.

На летних каникулах к нам в станицу, а вернее, на расположенный рядом остров Поречный много лет приезжала группа студентов Ленинградского университета, исследовать найденную там стоянку древнего человека.

Мы, школьники, со своим учителем (моим отцом) разбивали свой лагерь неподалеку и участвовали в раскопках. Жили в палатках, готовили на костре, купались в Дону, соревновались, а вечерами сидели у костра.

Среди ленинградских студентов было много иностранцев. К примеру вьетнамец Нгуэн Суан Зэу — военный летчик, участвовавший во Вьетнамской войне. Или африканец Ола Фадей, с которым мы особенно подружились. Я так быстро привыкла к цвету его кожи, что через какое-то время, глядя на незнакомого человека, не могла сразу определить черный он или белый.

После школы я работала в Доме моделей. Это было начало семидесятых. Куда нас только оттуда не посылали. И работать на конвейере Аксайского консервного завода. И таскать листы железа из-под пресс-станка в цехе на Сельмаше. А про то, как я собираю помидоры в овощном десанте, даже в газете писали.

Были у нас и интересные выезды. Например, поездка на туристическом поезде по ленинским местам. Куйбышев – Ульяновск – Уфа – Казань – Ленинград. В каждом городе по два дня экскурсий. Даже в Эрмитаж водили.

Или две недели в Домбае. До сих пор помню свой восторг от красоты тех мест. Гора Белалакая… канатная дорога… настоящие кавказские чабаны в бурках сидели с нами вечерами, рассказывали о своей жизни.

В 1976 году, будучи студенткой, я однажды была вожатой в лагере на Азовском море. У меня были детки где-то 6-7 класса. Там уже я давала напутствия. Ревели помню все, когда прощались.

Уже работая на заводе после института, я участвовала в соревнованиях по Гражданской обороне. Наша медицинская бригада должна была уметь вынести пострадавшего на носилках, оказать первую помощь, вколоть антидот. Эти знания мне очень помогли в жизни.

Фотографии из личного архива Агарковой О.Л.

♦♦♦

Шевченко Александр Александрович

1961 г.р.

— Комсомольцем я стал в 1974 году. В 1979 г. меня призвали в армию, но с полдороги вернули домой, в деревню. Сказали год ждать. Не помню точно, но что-то там у них не состыковалось. А я уже побритый налысо, и проводы прошли, как положено. Ну, надо же что-то делать, и я следующий год проработал физруком в соседнем селе. В 1980 году меня снова призвали, на Черноморский флот. Служил я 3 года в Севастополе на корабле «Октябрьская революция».

После армии пошел учиться на электрика в Ростовское училище. Оттуда нас, как и всех, посылали на разные уборочные работы в поля. В 1987 году, когда я уже работал на Сельмаше, мне посчастливилось в числе других комсомольцев завода съездить в Северную Осетию, в местечко Дигория, там у Сельмаша была своя база.

Помню, как мы долго поднимались на автобусе в горы по аулам, где совершенно свободно разгуливали странного вида полосатые свиньи. Я был с молодой женой. В первый день мы просто гуляли вдоль реки Урух и наслаждались местными красотами. Всюду сосны, по которым прыгают белки, вид на горный массив Таймази захватывает дух, а воздух такой, что невозможно надышаться. На следующее утро инструкторы повели нас по туристической тропе в горы к водопадам. Их там три. Помню, что один из них назывался «Девичьи слезы». Не вся группа дошла до конца маршрута. Половина на середине пути повернула назад. Если честно, там страшновато. Тропа идет под наклоном, страховки никакой. Но мы были молоды и безрассудны. Держась за руки, мы дошли до финиша и там довольные катались по снежному склону, кто на ногах, а кто и на пятой точке.

Фотографии из личного архива Шевченко А.А.

♦♦♦

Смолякова Наталья Леонидовна

1948 г.р.

— В комсомольцы меня принимали в 14 лет в райкоме комсомола станицы Раздорской.

Из комсомольской жизни я больше всего запомнила различные слёты: туристические, спортивные. Мы постоянно в чем-то участвовали, соревновались. У меня был второй юношеский разряд по баскетболу и третий по стрельбе. А еще я пела в вокальной группе.

В то время в нашей школе всем выпускникам давалась специальность. Мальчикам – тракторист. А девочкам – плодовод-виноградарь. У нас была своя бригада юных натуралистов. Что мы только не выращивали, от кукурузы до уток. Даже участвовали в профориентационном конкурсе на базе Раздорского винсовхоза и Пухляковского техникума виноградарства и виноделия. Много занимались краеведческой работой. Мне запомнился наш поход на весельных лодках с краеведческой выставкой. Мы плыли из Раздорской до Крымского, там оставляли лодки и пешком шли до Нижней Кундрючки. На пути мы несколько раз останавливались в разных поселках и показывали нашу выставку.

Каждый комсомолец вел Ленинскую тетрадь и регулярно сдавал Ленинский зачет на знание трудов В.И. Ленина. В 10 классе я уже сама была секретарем комсомольской организации школы и ездила на областную комсомольскую конференцию. Кажется, мы обсуждали формирование и деятельность трудовых отрядов. Это было нашей главной заботой в то время. За организацию среди школьников подписки на газету «Комсомольская правда» я была награждена грамотой ростовского обкома комсомола.

Помню интересный случай из жизни комсомольцев нашей школы. Он произошел где-то в начале 50-х гг. Как-то раз, зимой выпало столько снега, что в один из хуторов около города Шахты не могли добраться транспортом люди с документацией к выборам. И тогда администрация попросила старшеклассников-комсомольцев помочь. Был организован лыжный поход, в котором участвовал и мой отец. Он вместе с группой ребят отвез документы в рюкзаках. За это все участники даже были награждены небольшой премией.

С сентября 1966 по сентябрь 1967 года я работала старшей пионервожатой в Крымской восьмилетней школе. А с сентября 1967 года я стала старшей пионервожатой в средней школе станицы Николаевской. Там я проработала два года и поступила в педагогический институт. От института нас тоже часто отправляли в трудовой десант в Койсугский совхоз собирать яблоки и помидоры.

После института я попала по распределению на Север, в Республику Коми. Жили мы в маленьком поселке Верхняя Омра. И уже в роли молодого учителя я водила своих подопечных в лыжные походы, а также вывозила их в интересные поездки по городам нашей огромной страны.

Фотографии из личного архива Смоляковой Н.Л.