Особенно Ломбардия: виртуальное путешествие

Как известно, самым пострадавшим от коронавируса государством Европы оказалась Италия. Южная, солнечная, веселая страна, плохо ассоциирующаяся с каким-либо негативом. В новостях почти сразу стало мелькать название особо пострадавшего региона — Ломбардия. И мне тут же вспомнилась замечательная книга российского искусствоведа Аркадия Ипполитова с прямо таки пророческим названием «Особенно Ломбардия». Название, которое еще вчера казалось странноватым, сегодня наоборот завораживает и манит. Примерно неделю я ловила себя на мысли, что думаю об этой книге, и в итоге решила совершить вместе с автором виртуальное путешествие по той самой загадочной Ломбардии и ее городам. Пусть наш искренний интерес к их богатой культуре послужит поддержкой всем тем, кто сегодня в Италии борется за жизнь или, как мы, сидит на карантине.

Милан

Увы, в последнее время Милан стал символом распродаж модных домов Италии. Там принято одеваться, а не размышлять о вечном. Но есть у Милана и другое лицо…

«Все умные и образованные русские люди, обходя стены Кастелло Сфорцеско, любят заметить, что замок напоминает им родные башни Московского Кремля… Умным и образованным известно, что миланские архитекторы, строившие Московский Кремль, взяли за образец Кастелло Сфорцеско»

Кастелло Сфорцеско

«В Милане есть еще один упоительный памятник архитектуры… Дом Мужланов, построенный в 1565 году… Свое название Каза дельи Оменони получил из-за восьми атлантов, его украшающих… Атланты даже не делают вид, что что-то поддерживают…и эти фигуры — зримое воплощение того, что всякое искусство совершенно бесполезно»

Дом Мужланов

В качестве описания главной достопримечательности Милана — Собора (Дуомо) — Ипполитов приводит цитату из «Охранной грамоты» Бориса Пастернака:

«Я был в Милане полдня и не запомнил его. Только собор, все время менявшийся в лице, пока я шел к нему городом, в зависимости от перекрестков, с которых он последовательно открывался, смутно запечатлелся мне. Он тающим глетчером неоднократно вырастал на синем отвесе августовской жары и словно питал льдом и водой многочисленные кофейни Милана. Когда наконец неширокая площадь поставила меня к его подошве и я задрал голову, он съехал в меня всем хором и шорохом своих пилястр и башенок, как снежная пробка по коленчатому голенищу водосточной трубы».

Миланский Собор (Дуомо)

«В церкви Сан Бернардино алле Осса, выстроенной в конце XVII века, завораживает название… Святой Бернардино на Костях. Почему на костях и на каких костях, становится понятным после посещения церкви, так как в ней есть Оссарий, это слово трудно перевести, получится что-то вроде «скелетоний»… Стены этой капеллы декорированы узорами, сложенными из множества человеческих костей и черепов, взятых с исчезнувших еще в XVII веке кладбищ… Капелла посвящена всем мертвым всего мира».

Сан Бернардино алле Осса

Павия

«Павия напоминает тех наших старушек, о которых говорят с почтением «из бывших»; тех, что в СССР еще помнили о России, и это «из бывших» значило, что они знали жизнь лучшую, несравнимую с теперешней, но прежняя их жизнь давно перестала быть реальностью, превратилась в мифологию»

Действительно, Павия — древняя столица Ломбардии, город ста башен. Семейство Висконти обустроило здесь университет, в котором и сегодня учатся более 22000 студентов. Поэтому Павию можно назвать студенческим городом.

«Уникальность Павии придают не университет, не Кастелло Висконтео, а монастырь находящийся в шести километрах от города, всемирно известный под названием Чертоза ди Павия»

Чертоза ди Павия

«Фасад церкви Чертозы — невероятное сооружение из бледно-пестрых мраморов, покрытое узорами…ажурное…похожее на ларец для драгоценностей какой-то королевы-великанши».

Монца

Глава про город Монца оказалась для меня одной из самых интересных в книге. Я вдруг поняла, что никогда не задумывалась, кто такая Святая Елена, в честь которой назван остров, куда сослали Наполеона. А между тем это была мать византийского императора Константина, покровительница и родоначальница археологии. Именно она устроила раскопки в районе Голгофы в 326 году в возрасте 78 лет. И среди ее бесценных находок оказались три гвоздя, которыми Иисус был прибит к кресту. В конце VI века один из гвоздей был подарен римским папой королеве лангобардов Теодолинде, которая жила в Монце и заслужила эту честь тем, что обратила свой народ в католичество. Теодолинда вмонтировала гвоздь в корону лангобардов, и этим придала ей неоценимый вес. Железная корона королей Италии приобрела символизм и стала величайшей короной Европы. Ею короновались более тридцати раз, в том числе Карл Великий и Фридрих Барбаросса. В 1805 году Наполеон вспомнил о хранящейся в Монце короне и короновался ею в Миланском Соборе. Об этом событии есть упоминание в романе Толстого «Война и мир», когда Анна Павловна Шерер спрашивает князя Андрея: «как вы находите всю эту последнюю комедию du sacre de Milan?»

Железная корона лангобардов

«Древние святыни и драгоценности лангобардов наделяют Монцу особой мифологией… Город очень легкий, как легок его готический собор, построенный в XIV веке, с фасадом, выложенным мрамором, образующим рисунок из белого и блекло-синего цвета. Фасад отделан каменной резьбой и элегантен, как застиранная матросская блуза с кружевными вставками».

Собор в городе Монца

Комо

«Все курорты стараются быть похожими на Ниццу с большим или меньшим успехом, Ялта ли, Комо ли, или Майами, и все курорты похожи друг на друга, как приютские дети, как все счастливые семьи»

Вид на озеро Комо

В главе про Комо меня потрясли не озерные виды, не красоты соборов, а рассказ про архитектора Антонио Сант’Элиа, уроженца Комо, который в 1914 году разразился «Манифестом футуристической архитектуры». Задумывались ли мы когда-либо, каково это, столетиями жить среди древних красот и стилей, почитая и уважая, воспроизводя и повторяя шедевры предков? Итальянской молодежи начала XX века все эти древние красоты настолько осточертели, что они искали для себя шанс сделать в архитектуре нечто совершенно другое. Сант’Элиа рано погиб и мечты свои не воплотил, но стал кумиром футуристов. А подхвативший его знамя Джузеппе Терраньи увидел возможности собственной реализации в сотрудничестве с набирающей популярность партией Муссолини.

«Ненависть и надежда стояли у колыбели итальянского архитектурного рационализма, эти два чувства и определили архитектуру фашизма»

Вы возможно удивитесь, но в Комо есть Дом фашизма и он считается образцом новой архитектурной эстетики. Его еще называют Дом пучков, потому что слово фашизм произошло от слова фасция — так назывались связки прутьев, которые носила стража в Древнем Риме. Муссолини сделал фасции своим символом, вряд ли он тогда предполагал чем все это кончится.

Дом фасций. Как говорится: почувствуйте разницу

Лоди

Город Лоди интересен тем, что ассоциируется с образом императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы. Именно он заложил там собор «преисполненный воистину августейшего благородства» с осанкой героя XII века, как метко выразился Ипполитов. Жители Лоди всегда почитали Фридриха, и даже его прозвище Барбаросса — итальянское, и означает «Красная Борода». Ну а меня заинтересовала легенда, связанная с императором. Дело в том, что Барбаросса погиб при невыясненных обстоятельствах во время одного из Крестовых походов. Тело его на родину так и не доехало.

«Кроме различных вариаций на тему гибели Барбароссы в Малой Азии существует еще чисто немецкая легенда о том, что император вообще не умер, а находится в пещере горы Киффхаузер в Тюрингии… где, сидя в окружении своих рыцарей, спит за столом в полном вооружении, опершись руками и подбородком на рукоятку огромного меча. Император проснется в решительный для германского народа день и поднимет меч в его славу»

Уж не потому ли план Гитлера по захвату СССР назывался «Барбаросса»? Не на спящего ли в пещере императора рассчитывала Германия? Ну как бы там ни было, никто им не помог.

Собор в Лоди

Пьяченца

«Меня всегда завораживало то, что Пьяченца была городом, с которого начался Первый крестовый поход. Поэтому, приехав первый раз в Пьяченцу, я тут же и устремился к площади Крестоносцев… Название площади подчеркивает ее уникальность — ни на одной площади в мире копыта не стучат так громко, как на Пьяцца Кавалли, — так как на ней пасутся целых два бронзовых конных всадника, огромных и роскошных… Хотя среди братства бронзовых кавалеристов…пьячентинцы Алессандро Фарнези и его сын Рануччо не слишком известны. Тем не менее Пьяцца Кавалли — одна из самых пленительных площадей Италии»

Пьяцца Кавалли
Конная статуя Алессандро Фарнези

Кремона

«Все знают о кремонских скрипках, знают хотя бы из советских детективов, любящих тему украденной из музея скрипки многомиллионной ценности…и мелодичные имена Амати, Гварнери, Страдивари у всех на слуху»

Памятник Страдивари в Кремоне

Брешия

«Брешианская площадь Победы очень знаменита…Площадь стала чуть ли не самым известным памятником времени Муссолини».

Площадь Победы в Брешии

Не нужно быть специалистом, чтобы увидеть, что многие памятники советской архитектуры уходят корнями именно сюда.

Бергамо

Бергамо известен нам постольку поскольку. Мы слышали, что оттуда родом Труффальдино, и знаем, что чай бывает со вкусом растущего в тех краях цитрусового фрукта под названием бергамот. А еще наши врачи сейчас там, помогают попавшим в беду итальянцам.

Из книги Ипполитова становится ясно, что Бергамо еще и родина архитектора Джакомо Кваренги, проработавшего в России 37 лет.

Одна из главных достопримечательностей Бергамо — базилика Санта Мария Маджоре. Построена базилика была в 1137 г. в благодарность за избавление города от эпидемии чумы: чума бушевала во всех соседних регионах, но Бергамо обошла стороной.

Базилика Санта Мария Маджоре в Бергамо

Мантуя

«Мантуя… живописно разлеглась на берегу озер, как русалка, выплывшая из воды и раскинувшаяся на солнце, чтобы обсушить волосы… Мантуя выглядела ну прям Жизель Жизелью, как будто от несчастной любви утопилась, а на берег вышла королевой»

Мантуя

«Гуляя по Палаццо Дукале, по переплетению галерей, залов и лестниц… Погружаясь в века, в толщу прошедшего, вы чувствуете себя так, как будто вас погребли под собой слои культуры…и дышать становится тяжело…но вдруг сквозь стрельчатое окно…мелькнет синева воды окружающих Мантую озер…и пронзительно свежа и открыта эта синь…она как порыв ветра…причина причин и начало начал»

Палаццо Дукале

Довольно объемное у нас получилось путешествие, а между тем, мы коснулись только небольшой части ломбардской истории. Тем, кто хочет узнать больше, мы советуем к чтению оригинал:

Аркадий Ипполитов «Особенно Ломбардия. Образы Италии XXI”

Книга — путешествие по Милану, Павии, Брешии, Комо, Кремоне и другим местам Ломбардии, которое могут себе позволить только избранные. Такая Италия — редкий, дорогой, почти недоступный подарок. Аркадий Ипполитов, писатель, ученый-искусствовед, знаток-путешественник, ведя читателя на самую блестящую из всех возможных экскурсий, не только рассказывает, что посмотреть, но и открывает, как увидеть. Замки, соборы, дворцы, картины, улицы, площади, статуи и рестораны оживают, становятся знакомы, интересны, дышат подробностями и обретают мимику Леонардо, Арчимбольдо, Наполеона… Картезианцы и шартрез, гусиная колбаса и «глупая говядина», миланские гадалки и гримасничающие маскароны… Первое желание читающего — вооружившись книжкой, срочно лететь в Италию и увидеть ее новыми глазами.

Be the first to comment on "Особенно Ломбардия: виртуальное путешествие"

Leave a comment

Your email address will not be published.