Блокадная ласточка

16 мая 2020 года исполняется 110 лет со дня рождения Ольги Берггольц, которую называли голосом надежды блокадного Ленинграда.
Блокадники вспоминают, что мягкий задушевный голос поэтессы, звучащий по радио в осаждённом городе, стал им родным. Не было тепла, света, еды, и только этот голос поддерживал в горожанах надежду. Реальность была настолько жестокой, что казалось: людям не до стихов. Но Берггольц писала так, что они становились точкой опоры для каждого, кто их слушал.

8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда – открылась самая страшная страница в истории Северной столицы. В окруженном немцами и их союзниками городе не было достаточных запасов продовольствия и топлива. Единственной возможностью доставить что-то оказавшимся в осаде людям оставалось Ладожское озеро, нередко обстреливаемое врагом. Известно, что Гитлер намеревался стереть Ленинград с лица земли. Кроме того, фюрера совершенно не интересовало сохранение жизней мирного населения. Наиболее тяжелой для блокадников стала зима 1941-42. Количество умерших от голода, холода, болезней исчислялось десятками тысяч. Весной 1942 года фашисты объявили, что в осажденный Ленинград даже птица не может пролететь. В ответ многие жители города стали носить на груди специальный жетон. Он представлял собой ласточку, несущую в клюве письмо, и означал ожидание доброй вести с большой земли. О нем рассказывается в проникновенном стихотворении Ольги Федоровны Берггольц «Блокадная ласточка», написанном в 1945 году.

О буднях осажденного Ленинграда поэтесса знала не понаслышке. Она не покинула город после начала Великой Отечественной войны. В августе 1941 года стала работать на радио, практически ежедневно обращаясь к жителям Северной столицы и призывая их мужественно встречать невзгоды и лишения. В январе 1942 года от голода скончался ее супруг, через пару месяцев из города выслали отца Ольги Федоровны, отказавшегося стать осведомителем. В этот период Берггольц создает свои лучшие произведения, посвященные блокаде, – «Ленинградская поэма» и «Февральский дневник». Кстати, именно перу поэтессы принадлежит ставшая крылатой фраза: «Никто не забыт, ничто не забыто».

В стихотворении «Блокадная ласточка» лирическая героиня вспоминает весну 1942 года, символом которой стала маленькая ласточка из жести. Жетон – реакция ленинградцев на то, что в их город способны долетать только птицы да самолеты. Этот знак, рожденный среди народа, а не спущенный сверху, — большая ценность для жителей окруженного врагами Ленинграда. Вторая часть стихотворения переносит читателей на несколько лет вперед – блокада прорвана, быт потихоньку начинает налаживаться. Вот только героине произведения кажется, что самое желанное письмо она так и не получила, — неизвестно, кто его написал, когда и по какому поводу. Это письмо – словно олицетворение тех психологических травм, тех потерь, которые принесла блокадникам война и которые им не суждено забыть.

«Блокадная ласточка»

Весной сорок второго года
множество ленинградцев
носило на груди жетон —
ласточку с письмом в
клюве.

Сквозь года, и радость, и невзгоды
вечно будет мне сиять одна —
та весна сорок второго года,
в осажденном городе весна.

Маленькую ласточку из жести
я носила на груди сама.
Это было знаком доброй вести,
это означало: «Жду письма».

Этот знак придумала блокада.
Знали мы, что только самолет,
только птица к нам, до Ленинграда,
с милой-милой родины дойдет.

…Сколько писем с той поры мне было.
Отчего же кажется самой,
что доныне я не получила
самое желанное письмо?!

Чтобы к жизни, вставшей за словами,
к правде, влитой в каждую строку,
совестью припасть бы, как устами
в раскаленный полдень — к роднику.

Кто не написал его? Не выслал?
Счастье ли? Победа ли? Беда?
Или друг, который не отыскан
и не узнан мною навсегда?

Или где-нибудь доныне бродит
то письмо, желанное, как свет?
Ищет адрес мой и не находит
и, томясь, тоскует: где ж ответ?

Или близок день, и непременно
в час большой душевной тишины
я приму неслыханной, нетленной
весть, идущую еще с войны…

О, найди меня, гори со мною,
ты, давно обещанная мне
всем, что было, — даже той смешною
ласточкой, в осаде, на войне…

В памяти поколений Ольга Фёдоровна Берггольц осталась мужественной и несгибаемой Музой блокадного города, символом твёрдости и бесстрашия русского духа.

Советуем прочитать в библиотеке ЛитРес

Александр Рубашкин «Голос Ленинграда. Ленинградское радио в дни блокады»

Книга критика, историка литературы, автора и составителя 16 книг Александра Рубашкина посвящена ленинградскому радио блокадной поры. На материалах архива Радиокомитета и в основном собранных автором воспоминаний участников обороны Ленинграда, а также существующей литературы автор воссоздает атмосферу, в которой звучал голос осажденного и борющегося города – его бойцов, рабочих, писателей, журналистов, актеров, музыкантов, ученых. Даются выразительные портреты О. Берггольц и В. Вишневского, Я. Бабушкина и В. Ходоренко, Ф. Фукса и М. Петровой, а также дикторов, репортеров, инженеров, давших голосу Ленинграда глубокое и сильное звучание. В книге рассказано о роли радио и его особом месте в обороне города, о трагическом и героическом отрезке истории Ленинграда. Эту работу высоко оценили ветераны радио и его слушатели военных лет. Радио вошло в жизнь автора еще перед войной. Мальчиком в Сибири у семьи не было репродуктора. Он подслушивал через дверь очередные сводки Информбюро у соседей по коммунальной квартире. Затем в школе, стоя у доски, сообщал классу последние известия с фронта. Особенно вдохновлялся нашими победами… Учительница поощряла эти информации оценкой «отлично».

Be the first to comment on "Блокадная ласточка"

Leave a comment

Your email address will not be published.