З.В. Ермольева

Городской конкурс профессионального мастерства

«Громких имен у Ростова не счесть» 2019 год

Эссе «Зинаида Ермольева: мадам с характером казачки»

I место в номинации «Творческий проект»

Автор: заведующая филиалом № 17 библиотека имени Н.А. Некрасова

Агаркова Анна Константиновна

Когда я выбирала имя героя для моего эссе, то изначально руководствовалась двумя простыми принципами: человек должен быть безусловно достойный и при этом не слишком известный рядовому ростовчанину. После недолгих раздумий, я вспомнила о Зинаиде Ермольевой — создательнице первого советского антибиотика. Сама я услышала о ней от своего друга-медика, который, еще учась на первом курсе, восхищенно рассказывал о том, как ростовский медуниверситет гордится, что из его стен вышел ученый с мировым именем. Но, то ли давно это было, то ли мы не умеем хранить память о своих героях, но среди моих ростовских друзей и знакомых не нашлось тех, кто знал бы о достижениях этой замечательной женщины.

Я села писать о ней, не вполне понимая, что за жанр такой: эссе. Изучая интернет и привычно компилируя интересные факты из жизни своей героини, я написала вполне сносный информативный реферат. Но проснувшийся интерес не отпускал, и, продолжая изучать биографию Ермольевой, разбирая нюансы, глядя на нее с разных углов, я в какой-то момент поняла: всё, что я написала, никуда не годится. Перечисление успехов и научных достижений совершенно недостаточно в отношении этого Человека, этой Женщины. Потому что, чем больше я о ней узнаю, тем больше во мне крепнет уверенность, что свои открытия она делала во имя любви: к науке, к Родине, к людям, но главное, к мужчине, которого беззаветно и безответно любила всю свою жизнь.

Зина Ермольева появилась на свет 27 октября 1897 г. в хуторе Фролов (сейчас это Волгоградская область) в семье войскового старшины, поэтому всю жизнь называла себя казачкой. В 1915 году она с золотой медалью окончила новочеркасскую Мариинскую гимназию.

Девушка еще училась, когда Ростов в лице ее неравнодушных граждан уже боролся за право разместить на своей земле эвакуирующийся из Польши в связи с Первой мировой войной Варшавский университет. Мечты и планы открыть в Ростове высшее учебное заведение медицинского профиля витали в воздухе давно. И в 1915 году они осуществились. Варшавский университет был успешно эвакуирован, да так и остался в нашем городе навсегда, став прародителем РГУ, а ныне ЮФУ. Медицинский же факультет Варшавского университета разместили на базе Николаевской больницы. Ростов в одночасье стал центром притяжения блестящих научных умов. В числе прочих сюда приехал и ученик Ильи Мечникова профессор Барыкин В.А. Он возглавил кафедру микробиологии, с которой и начался профессиональный путь нашей героини.

Интересно, что решение стать врачом пришло к Зинаиде после прочтения книги о Петре Ильиче Чайковском. Она восхищалась его музыкой и не могла примириться с мыслью о том, что такой талантливый человек умер страшной смертью. Гроб залитый известью. Наверное, эта деталь потрясла девушку сильнее всего. С выбором профессии она определилась — нужно во что бы то ни стало найти лекарство от холеры. С таким настроем Зина и пошла в медицину. Ей повезло. В 1916 году на медицинском факультете впервые стали обучаться женщины. В 1921 году Ермольева была в числе первых 295 ростовских выпускников с правом врачебной практики по всей территории РСФСР. Она начала свой трудовой путь в качестве ассистента кафедры микробиологии родного ростовского университета. Ее интересовала такая малоизученная область как биохимия микробов. «Ещё будучи студенткой, я вставала ни свет ни заря и пробиралась через форточку в лабораторию, чтобы лишние пару часов отдать опытам», вспоминала потом Ермольева.

В 1922 году Ростов-на-Дону охватила вспышка холеры. Ее источниками стали грязные воды Дона и Темерника. Исследуя пути заражения, Зинаида провела опасный эксперимент: после нейтрализации желудочного сока содой, она приняла 1,5 млрд микробных тел холероподобных вибрионов и исследовала клиническую картину классического холерного заболевания на себе. Результатом ее исследования стала возможность быстрой диагностики холеры и установление устойчивости к хлору холероподобных бактерий. Этот результат лег в основу санитарных норм хлорирования воды, которые применяются до настоящего времени.

В 1925 году Зинаида Ермольева по рекомендации профессора Барыкина переехала в Москву и стала руководить отделом биохимии микробов Биохимического института. Здесь и произошло ее судьбоносное знакомство с вирусологом Львом Зильбером, ставшим первым мужем Зинаиды Виссарионовны.

Лев Зильбер был родным братом Вениамина Каверина и лучшим другом Юрия Тынянова. Возможно, поэтому вся последующая жизнь Ермольевой удивительно переплетается с литературой и окололитературными кругами.

Наверное, многие в свое время видели замечательный фильм «Открытая книга», снятый по одноименной трилогии Каверина. Но лишь единицы знают, что прототипом женщины-ученого Татьяны Власенковой в исполнении Ии Саввиной послужила жена его старшего брата.

В своей автобиографической книге «Эпилог» Вениамин Каверин так описал это супружество: «Он женился — это был третий и не последний брак — на Зинаиде Виссарионовне Ермольевой — событие неравнозначное для молодых супругов, потому что привязанность Льва продолжалась пять-шесть лет, а Зина (она была моим близким другом, и по имени-отчеству я ее никогда не называл) полюбила его на всю жизнь и во имя этого чувства десятилетиями приносила ему бесчисленные жертвы». Каверин пишет о том, что холодность и неготовность Зильбера к браку сильно ранили Ермольеву. В 1935 году она даже серьезно заболела на почве переживаний, и лечение ее длилось не меньше года. Второй раз она вышла замуж за лучшего друга Зильбера, ученого Александра Захарова, который был влюблен в Зинаиду с первой встречи и ждал ее благосклонности 10 лет.

В 1937 году Зильбер был арестован по подозрению в диверсионной деятельности. Его обвиняли в распространении чумы в Нагорном Карабахе. Ермольева, забыв все свои обиды на бывшего мужа, кинулась за него хлопотать. Сила характера и сила любви этой женщины поражали. Ее напор испугал даже мать арестованного. Вот что пишет об этом Каверин: «На вокзале, прощаясь, она сказала мне несколько слов, запомнившихся, потому что они осветили характер Зинаиды Виссарионовны с неожиданной стороны.

— Опасайся Зины, — сказала мама. — Она готова бросить в горящую печь и тебя, и меня, и кого угодно для того, чтобы вытащить Леву.

Своего старшего мама любила больше всех детей, но, по-видимому, тихая, непреклонная, фантастическая энергия Зины поразила ее — и испугала».

В 1938 году арестовали и Захарова. Теперь Ермольева боролась за двух своих мужчин. Время шло, но она не сдавалась. Когда Зинаида узнала, что Берии понравился новый роман Юрия Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара», она устроила телефонный разговор писателя с НКВД. Помогло это или нет, но 1 июня 1939 года Лев Зильбер был освобожден без судебного разбирательства и восстановлен во всех правах. Существует легенда, что Сталин, звавший Зинаиду Виссарионовну сестренкой из-за одинакового отчества, предложил женщине выбрать, кого из двух мужей она хотела бы освободить. И она выбрала первого мужа, обосновав это тем, что он больше нужен советской науке. И хотя это безусловно легенда, факт остается фактом: Ермольева всю жизнь любила Зильбера. Иногда кажется, что она и открытия совершала только для того, чтобы в очередной раз иметь возможность вытащить бывшего мужа из застенок.

В 1939 году в Афганистане вспыхнула эпидемия холеры и Зинаида Виссарионовна с группой ученых-медиков была направлена в Среднюю Азию для предотвращения распространения инфекции через границу в Советский Союз. Из Афганистана Ермольева вернулась в звании профессора и с новым прозвищем. Уважительное обращение «ханум», принятое в азиатских странах, прочно приклеилось к советскому доктору.

Еще раз остановить эпидемию холеры Ермольевой удалось через три года, в военном Сталинграде. Болезнь была занесена в город немецкой армией и грозила распространиться по путям эвакуации. Работая в составе группы, созданной для проведения противохолерных мероприятий, Зинаида Виссарионовна шесть месяцев находилась в прифронтовой полосе. Правительство страны приняло решение выдать холерную сыворотку всему населению города и находящимся в нём войскам. Но привезённой с собой сыворотки было явно недостаточно. Ермольевой удалось организовать производство препарата в стенах осаждённого фашистами города. Каждый день его принимали почти 50 тысяч человек, чего в истории ещё никогда не было. В городе провели хлорирование колодцев, организовали массовые прививки и эпидемия была остановлена. За эту работу Зинаиде Ермольевой в 1943 году была присуждена Сталинская премия, которую она отдала на нужды фронта, а точнее, на постройку самолета. Несколько месяцев спустя в небо взлетел истребитель «Зинаида Ермольева».

Работая в Сталинграде Зинаида Виссарионовна наблюдала за ранеными солдатами и видела, что большинство из них умирает не от полученных в бою ран, а от заражения крови. Она прекрасно понимала, что для решения этой проблемы необходимо антимикробное лекарство. В это время на Западе были опубликованы данные о разработке нового чудодейственного препарата — пенициллина, но купить лицензию на его производство у союзников не удалось ни за какие деньги, и Ермольевой порекомендовали начать работу над созданием отечественного аналога.

Всего через несколько месяцев экспериментов с плесенью Зинаида Ермольева добилась нужного результата. Аналогичный импортному пенициллину препарат получил название «Крустозин». Он успешно прошел испытания в полевых условиях и получил высокую оценку Николая Бурденко — главного хирурга воюющей с врагом Советской Армии. После чего было налажено его промышленное производство.

Приехавший в 1944 году в Москву создатель «импортного» пенициллина профессор Флори привез с собой образец заокеанского антибиотика. Флори и Ермольева провели практическое сравнение двух лекарств. Лечение проводили в двух группах раненых, находившихся в одинаково тяжелом состоянии. Несмотря на то, что крустозин был менее очищенный и его применяли в более низких дозах, эффект лечения был тот же, что и при использовании английского препарата.

Профессор Флори не мог не отдать должное уму и обаянию своей советской коллеги. Узнав о ее прозвище — «ханум», он видоизменил его, превратив в «ханум Пенициллин», и с его легкой руки Зинаида Виссарионовна по сей день известна на весь мир как «мадам Пенициллин».

Все это время наряду с научной деятельностью эта сильная женщина боролась за освобождение Льва Зильбера, которого в 1940 году снова арестовали. На этот раз ему вменяли попытку распространения энцефалита в Москве. Каверин описывает, как во время одного из свиданий с заключенным, Лев Александрович, рискуя жизнью, тайно передал Ермольевой записку. Она думала там что-то личное: просьба или план действий по его освобождению. Каково же было ее удивление, когда она поняла, что три листа папиросной бумаги, исписанные мельчайшими буквами и сложенные в едва заметный квадратик, содержат вирусную теорию происхождения рака. Даже за решеткой великий ученый продолжал работать и хотел, чтобы выводы, к которым он пришел, принесли пользу обществу. Ермольевой удалось его вытащить и на этот раз. После Сталинграда ей не могли отказать в просьбе.

Получение пенициллина послужило толчком для разработки и внедрения в клиническую практику других антибиотиков. Под руководством З.В. Ермольевой были созданы: стрептомицин, тетрациклин, левомицетин и многие другие препараты. В 1960 г. в СССР впервые был получен противовирусный агент интерферон — это было одно из важных достижений Ермольевой и ее группы. А уже через два года это средство было использовано для профилактики и лечения тяжелой формы гриппа, оно применяется в борьбе с вирусными инфекциями и сегодня.

По странному стечению обстоятельств, любимым учеником, коллегой и соратником Ермольевой долгие годы был потомственный ученый Сергей Михайлович Навашин — приемный сын Константина Паустовского. Его жена, племянница писателя Алексея Толстого, художница Наталья Навашина-Крандиевская нарисовала единственный известный портрет Зинаиды Ермольевой. Таким образом, литературные нити буквально опутывали великого микробиолога всю ее жизнь.

Зинаида Ермольева умерла в 1974 г. Всю свою жизнь она посвятила науке. Библиография ее работ насчитывает 535 научных трудов. Авторитет Ермольевой признан во всем мире. Она была основателем и бессменным редактором журнала «Антибиотики», членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков», издаваемого в Токио, членом целого ряда научных обществ и общественных организаций. Коллеги вспоминают о Зинаиде Виссарионовне с теплом и восхищением — как об отзывчивом и щедром человеке, готовом помочь и поддержать в любой беде.

В стенах Ростовского медицинского университета свято чтут память о Зинаиде Ермольевой. Любой первокурсник со знанием дела расскажет вам об этой талантливой женщине, которая однажды решила посвятить себя науке и труд ее спас и продолжает спасать миллионы человеческих жизней. А нам остается только гордиться тем, что такой профессионал жил, учился и делал первые научные шаги на донской земле.

Библиографический список

  1. Виленский Ю. Спасённый любовью // газета «Зеркало недели», №39 (464) 11—17 октября 2003
  2. Вирта Т. Родом из Переделкино [Текст] /Татьяна Вирта. — Москва: Астрель, 2012
  3. Доскин, В. Необыкновенные факты из биографии З.В.Ермольевой [Текст] / В. Доскин, И. Власова // Врач. — 2012. — № 6. — С. 86-87
  4. Злепко А. В., Вклад З. В. Ермольевой в предотвращение эпидемии холеры на Сталинградском фронте в годы Великой Отечественной войны. // Здоровье населения и среда обитания. — 2017. — № 4. — С. 4-6.
  5. Каверин В.А. Эпилог [Текст] / Вениамин Каверин. — Москва : Эксмо, 2012
  6. Киселев Л.Л. Феномен Зильбера // Наука и жизнь. 1994. № 6, 38-43
  7. Киселев Л.Л., Левина Е.С. Лев Александрович Зильбер. 1894-1966: Жизнь в науке [Текст]/ Л.Л. Киселев, Е.С. Левина. — Москва: Наука, 2005
  8. Кнопов, М. Ш. К 110-летию со дня рождения Зинаиды Виссарионовны Ермольевой [Текст] / М. Ш. Кнопов, А. В. Клясов // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. — 2008. — N 5. — С. 123-125
  9. Памяти Зинаиды Виссарионовны Ермольевой //Антибиотики. 1975. № 3, 281-282;
  10. Чаурина Р.А. Зинаида Виссарионовна Ермольева // Журнал Биология №19 2000
  11. https://youtu.be/pd_rmPcyAXk Лев Зильбер и Зинаида Ермольева. Больше, чем любовь