Увлеченные натуры

Час интересных фактов к Дню биографов

Существуют уникальные профессии, для которых мало профильного образования и опыта наставников. Они заключаются в кропотливом ежедневном труде, который становится главным увлечением жизни. Речь идет о биографах, чей узкоспециализированный праздник отмечается ежегодно 16 мая.

Само слово биография произошло от двух древнегреческих слов — жизнь и пишу. Другими словами, биографией называют жизнеописание человека, созданное другим человеком или несколькими людьми. В большинстве случаев биография становится самым первым источником информации, которую мы хотим получить о человеке.

Именно благодаря скрупулёзному и неутомимому труду биографов до наших дней дошли даже самые, казалось бы, незначительные сведения о жизни великих людей той или иной эпохи, о нравах и обычаях этой эпохи.

Корнями праздник День биографа уходит в 18 век. Торжество связано со случайной встречей, которая стала основополагающей для учреждения профильного праздника.

История праздника

Когда-то, в далеком 1763 году, 16 мая, в одном из лондонских магазинов, главным товаром которого являлись книги, произошло важное для всего мира событие, определившее в дальнейшем момент учреждения праздника Дня биографов. Это была случайная встреча двух талантливых людей: ученого-лингвиста, «пиита» Сэмюэла Джонсона и, как позже выяснилось, его будущего биографа, писателя Джеймса Босуэлла. Результатом судьбоносного столкновения стала вышедшая спустя целых 28 лет книга с символичным названием «Жизнь Сэмюэла Джонсона» в двух томах.

Как работал шотландец Джеймс Босуэлл над своим произведением? Он внимательно фиксировал диалоги с новообретенным другом, коллекционировал высказывания, цитаты Джонсона, после тщательно отбирал и сортировал накопленный материал, наконец, соткал из разрозненных, «сырых» волокон цельное полотно. Биография удалась на славу: по сей день литературные критики называют работу Джеймса Босуэлла неподражаемой. И действительно ни у кого больше не получилось сплести словесную паутину в жанре жизнеописания так искусно, так захватывающе. «Жизнь Сэмюэла Джонсона» служит неким образцом для биографов и по сей день.

Каждая эпоха знаменательна людьми, выдающимися в собственных поступках и достижениях. Они, внося значительный вклад в развитие общества, науки, техники, искусства, представляют интерес для исследователей.

В числе первооткрывателей, взявших на себя смелость описать в деталях жизнь третьего лица, история называет античных мыслителей: Плутарха и Светония. В дореволюционной России биографиями великих литераторов занимались Павел Анненков, Иван Аксаков, Павел Бирюков.

Но не всякий станет вникать в фактаж сухого языка профессиональной биографии. Поэтому для широкого круга читателей жизнеописания выдающихся личностей нередко излагаются в художественном стиле. Среди литераторов, пишущих в жанре романтизированной биографии, можно выделить Стефана Цвейга, Ирвинга Стоуна, Анри Труайя, Андре Моруа, Питера Акройда.

ЖЗЛ

Жанр биографии в нашей стране прочно ассоциируются с известной книжной серией «Жизнь замечательных людей». ЖЗЛ — эта аббревиатура знакома, наверное, каждому и является определённым знаком качества книги, вышедшей в этой серии. Основателем серии является книгоиздатель и просветитель Флорентий Павленков. Вторым её «отцом» считается Максим Горький, который в 1933 году возродил серию после небольшого перерыва. Провозгласив идею о том, что о «замечательных» должны писать «замечательные», он привлёк к серии таких авторов, как Михаил Булгаков, Вениамин Каверин, Евгений Тарле, Алексей Лосев и многих-многих других.

После смерти Горького выпуск книг взяло на себя издательство «Молодая гвардия». С тех пор издание серии не прекращается, а принципами её всё так же являются научная достоверность, высокий литературный уровень и занимательность.

А.С. Пушкин, как биограф Петра I

Заниматься жизнеописанием Петра Алексеевича Романова — дело сложное и неблагодарное. Одним из первых это испытал на себе Александр Сергеевич Пушкин, который взялся писать биографию царя, прорубившего окно в Европу. Допущенный с разрешения императора Николая I ко всем секретным бумагам петровских времен, хранившимся в Государственном архиве, Пушкин очень скоро понял, что устоявшийся образ Петра мало похож на реальный портрет первого императора.

«Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности, или по крайней мере для будущего, вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика» — написал Пушкин в заметках при подготовке биографии.

За неделю до трагических событий на Черной речке (дуэль с Дантесом) поэт в разговоре с П.А. Плетневым признался, что «Историю Петра I пока нельзя писать, то есть ее не позволят печатать». К той же мысли пришел и главный цензор пушкинских произведений, император Николай I. Когда же после смерти великого гения литературы он ознакомился с незавершенным трудом, а историю Петра I A.C. Пушкин начал писать за пять лет до гибели, то указал: «Сия рукопись издана быть не может».

С царем соглашался и его брат Михаил, беседовавший с поэтом в 1836 г. о роли Петра I в русской истории. По его мнению в своем подготовительном тексте Пушкин недостаточно воздал должное Петру Великому. И вообще, пушкинская точка зрения ошибочна, поскольку он рассматривает Петра I «скорее, как сильного человека, чем как творческого гения». Одним словом, от Александра Сергеевича требовалось авторитетное обоснование гениальности Петра Алексеевича. Не срослось.

К.И. Чуковский, как биограф Николая Некрасова

Мало кто знает, что детский писатель Корней Чуковский несколько десятилетий исследовал творчество Н.А. Некрасова. Итогом этого фундаментального исследования стала книга «Мастерство Некрасова», впервые изданная в 1952 году.

Первоначальный вариант, названный «Некрасов как художник» и сильно уменьшенный по сравнению с итоговым изданием, увидел свет в 1922 году. Уже тогда мнения литературных критиков разделились: одни отметили у Чуковского «полное незнакомство с наукой о языке», другие оценили кропотливость автора при раскрытии «тайны некрасовской ритмики».

Чиновники от литературы воспринимали Чуковского-некрасоведа и Чуковского-сказочника не просто «разными ипостасями одного автора, а совсем разными людьми».

Работа над монографией активизировалась в конце 1940-х годов. Сам автор был недоволен написанным — и в дневниках, и в письмах близким он сообщал, что «не даётся она мне, сколько я ни бьюсь над нею». Даже после получения Ленинской премии Чуковский называл свой труд «не мастерством, а рукоделием».

Советуем почитать:

Павел Басинский «Лев Толстой: Свободный человек» 

О великом русском классике написаны десятки биографий, однако его жизненный путь продолжает оставаться загадкой и будоражит умы всё новых исследователей.

Почему Толстой продал отчий дом? Зачем в преклонном возрасте выучил греческий язык? За что не любил «толстовцев»? Для чего шесть раз переписывал завещание? Ответы на эти вопросы вы найдёте в книге.

Известный литературовед и писатель Павел Басинский, удостоенный премии «Большая книга» за одну из биографических книг о Толстом, в представленной книге подводит итог своих многолетних поисков «истинного Толстого». Книга читается легко, повествование увлекает, будто узнаёшь историю жизни классика в ином ключе.

Андре Моруа «Три Дюма»

Андре Моруа, классик французской литературы XX века, автор знаменитых романизированных биографий Жорж Санд, Бальзака, Виктора Гюго, Шелли и Байрона, считается подлинным мастером психологической прозы. Он создал целый литературный пантеон. И особое место в нем занимает тройной портрет: генерала Дюма Дави де ля Пайетри и двух знаменитых Александров – Дюма-отца и Дюма-сына. Это также портрет девятнадцатого века, ибо, по словам Моруа, «на фоне целого столетия семейство Дюма разыгрывало на сцене Франции прекраснейшую из драм – свою жизнь».

Анри Труайя «Иван Грозный»

Личность первого русского царя Ивана Грозного всегда представляла загадку для историков. Никто не мог с уверенностью определить ни его психологического портрета, ни его государственных способностей с той ясностью, которой требует научное знание. Одни представляли его или как передовую не понятую веком личность, или как человека ограниченного и даже безумного. Иные подчеркивали несоответствие потенциала умственных возможностей Грозного со слабостью его воли. Такого рода характеристики порой остроумны и правдоподобны, но достаточно произвольны: характер личности Ивана Грозного остается для всех загадкой. Анри Труайя, проанализировав многие существующие источники, создал свою версию личности и эпохи государственного правления царя Ивана IV, которую и представляет на суд читателей.

Питер Акройд «Ньютон»

Книги поэта и прозаика англичанина Питера Акройда (р. 1949) популярны во всем мире. Он – автор более четырех десятков книг. Значительное место в его творчестве занимают биографии, а один из любимых героев писателя – великий Исаак Ньютон, мыслитель, физик, астроном и математик, чей вклад в естествознание переоценить просто невозможно. «Я пытаюсь придумать новый вид биографии, взглянуть на историю под другим углом зрения», – признавался Акройд в одном из своих интервью. Рассказывая о Ньютоне, Акройд создает образ истинного ученого, человека противоречивого, честолюбивого, но при этом безгранично преданного Науке. Человека, вся жизнь которого, наполненная трудом и неустанной работой мысли, была посвящена познанию Истины.

Мероприятие подготовила: Курчинская О.М.