Палех

Палехом называют известный народный промысел — миниатюрную живопись темперой на лаковых изделиях из папье-маше. Обычно палехские мастера рисуют красками с золотым отливом на черном фоне.

Посёлок Палех Ивановской области – родина уникальных школ иконописи и лаковой миниатюры.

Палехская миниатюра известна на весь мир и существует почти сто лет. Но на са­мом деле этой художественной тради­ции несколько веков. Палех стал центром иконописного про­мысла еще в XVII веке; палехская икона до револю­ции была не менее знаме­ни­та, чем палехская шкатулка сегодня, и эти два вида искусства состоят в прямом родстве.

Дореволюционный Палех славился иконами миниатюрной, или, как их на­зывали, мелочной, работы. Это были небольшие молельные или житийные иконы, компо­зиции с изображением иконостасов. Особенностью этого типа икон было со­хра­­нение чистоты и строгости канона, ювелирная тщательность письма, вир­туозная иконописная техника, но глав­ное — на небольшой поверхности икон­ной доски размещалось множество тонко прописанных композиций или обра­зов. Это умение — одна из основ палехского стиля. Мастера распи­сывали кро­шечные бисерницы и броши, умещая на них былинные сюжеты со множе­ством героев.

Палехские мастера использовали мягкие плавные линии и яркие краски, а одеяния святых и орнаменты украшали сусальным золотом, поэтому их работы блестели, словно излучая божественный свет. Темперу, специальную краску, изготавливали по особому рецепту из порошковых пигментов и яичного желтка, которые разводили столовым уксусом или квасом. Для работы с сусальным золотом мастера использовали особенную кисть — лампензель, ее собирали своими руками волосок к волоску. А полировали золото волчьим зубом.

В XVII веке Палех стал иконописным центром, мастеров оттуда начали приглашать в Москву — например, расписывать Грановитую палату и Новодевичий монастырь.

В 1814 г. Иоганн Гёте заинтересовался суздальскими иконописцами. Владимирский губернатор сообщил поэту, что среди иконописных сёл выделяется своим искусством село Палех. Две иконы из Палеха – «Двунадесятые праздники» и «Богоматерь» — были отосланы Гёте.

В 1924 году палехские потомствен­ные иконописцы придумали, как применить свое мастерство и сохранить древ­нерусскую художе­ст­венную традицию в новой, атеисти­ческой культуре. Масте­ра Иван Баканов, Иван Вакуров, Иван Голиков, Александр Котухин, Иван Мар­ки­чев и искусствоведы Анатолий Бакушинский и Александр Глазунов создали палехскую Артель древней живописи и пере­несли иконопис­ные стили в лако­вые миниатюры. Каждый мастер Палехской артели в лаковой миниатюре применял свой люби­мый иконописный стиль, отсюда разнообразие нового искусства.

Основой палехского лакового искусства стала сложная живописная техника плавей, тоже сохраненная из иконописи. В этой технике прозрачные краски разных тонов наносятся в несколько слоев, каждая плавь отвечает за свой участок рисунка. В иконах таким методом прописывали лики. В результате переходы от темного к светлому незаметны, а резкие белильные движки, завершающие работу над изображением, придают ему динамичность.

В лаковой миниатюре также используется роспись золотом. Это еще одно существенное отличие Палеха от других центров лаковой миниатюры.

После создания Артели древней живописи по просьбе Максима Горького палех­ским художникам подарили целую библиотеку художественных альбомов, в том числе с рабо­тами мастеров европейского Возро­ждения. Произведения итальянских худож­ников стали для бывших иконописцев источником вдохно­вения и сюжетов. Например, «Встреча» Ивана Голикова — это пара­фраз фрески Рафаэля Санти «Встреча Иакова с Рахилью».

В постсовет­ской мифологии многообразное искус­ство Палеха — это «агитлак», массовое производство изделий с советской сим­во­ликой и тематикой. А на самом деле миниатюры палехской Артели древней живописи писались на веч­ные сюжеты вроде «Жнитвы» или «Поцелуя» и от­правлялись на экспорт. Запад, впервые увидев­ший палехское искус­ство на вы­ставке в Венеции в 1924 году, с тех пор исправно заказывал шкатулки и ждал не агитлака, а аполитичных сюжетов. Революцион­ная же тематика произведе­ний была в основном ситуативной: шка­тулки создавались к все­союз­ным вы­ставкам или как эксклюзивные подар­ки партийному руководству. Напри­мер, одна из самых интересных композиций с совет­ской тематикой — пластина  Павла Баженова «На страже границ СССР» 1935 года.

В 1935 году в Палехе по инициативе Максима Горького открыли Музей палехского искусства. Там хранятся, например, миниатюры Аристарха Дыдыкина «Демьянова уха», «Раскрепощение женщины» и «Волга — русская река». А станция московского метро «Новослободская» украшена работами палехского мастера Павла Корина.

Сегодня в посёлке работают современные мастерские палехских художников. В мастерских изготавливают шкатулки, ручки, ёлочные шары и прочие предметы для ценителей палехской миниатюры.

У каждого художника несколько деревянных или пластмассовых чашечек с красками. Они приготовлены традиционным способом: берется яйцо, аккуратно отделяется желток от белка, желток кладётся обратно в скорлупу и смешивается с водой, добавляется несколько капель уксуса, а затем тщательно растирается с сухой темперой. Яичный желток служит связующим веществом, уксус же растворяет сухие краски, съедает излишнюю жирность желтка и предохраняет краски от порчи. Краски на яичном желтке отличаются большей нежностью и свежестью. Они легко покрывают одна другую и быстро сохнут, давая возможность просвечивать нижним слоям. Краску заготавливают в небольших количествах, так как хранится она недолго. Кисти палешане применяют только натуральные. Самые лучшие – беличьи. Художники изготавливают их сами. У белки очень тонкий волос, упругий и прямой, по нему хорошо сходят краски. Для росписи миниатюры требуется не меньше шести кистей разной толщины. Чтобы остриё кисточки не ломалось, на них надевают «cаночки» – трубочки из утиных перьев.

Портрет Некрасова, сделанный к 200-летию поэта палехской художницей

Перед нанесением рисунка, художник разрабатывает сюжет, переносит рисунок на кальку или другую прозрачную бумагу. После этого оборотная сторона рисунка натирается пальцем сухим порошком мела или белил. Эту заготовку кладут на поверхность шкатулки, чтобы бумага с рисунком не сдвигалась, ее временно приклеивают к поверхности шкатулки. Затем художники цировкой (тупая игла, вставленная в штылек – деревянный череночек) обводят рисунок, таким образом они переносят его с эскиза на матовую поверхность шкатулки. Когда рисунок снимают, на черной поверхности остаётся чёткий белый отпечаток. Остатки порошка белил смахиваются гусиным пером так, чтобы рисунок остался четким.

Для того чтобы черный фон, поверх которого наносятся краски, не глушил их, не вносил тусклость, выполняется белильная подготовка – все фигуры, одежда, пейзаж, архитектура и другие детали прописываются белым цветом. Слой белил необходим для того, чтобы при последующем покрытии росписи лаком сквозь краску не проступали чёрные пятна (лак слегка растворяет краску). Уже на этой стадии закладывают основу цветового решения. На те места, где будут светлые тона, кладут белила в несколько слоев. Для получения большей плотности красок многие мастера подготовку белилами производили до трех-четырех раз.

Живописный процесс начинается с роскрыши – цветового оформления шкатулки. Белильный рисунок покрывают локальным цветом от одного до трех-четырех раз. Этим достигаются плотность, непрозрачность красочного пятна. Под конец роскрышь может выполняться плавями-лессировками, что создает прозрачность, легкость тона.

Следующий этап – роспись. Прорисовываются по роскрыши темным тоном все контуры и детали, а затем выявляют теневые и световые части композиции. Этот процесс называется приплавкой.

Последний этап – окончательная отделка красками объемов всех мелких деталей предметов шкатулки. 

Далее готовую красочную поверхность изделия готовят к росписи золотом. Дважды лакируют, так как незакреплённый лаком живописный слой может впитывать золото. Изделие просушивают, затем вновь пемзуют, уничтожая блеск лака до матовости. Это делается для того, чтобы золото не скользило по лаку, а прочно закрепилось на матовой поверхности. Порошок пемзы с оттёртой поверхности смахивается гусиным пером.

Закончив роспись миниатюры, художник ставит свою подпись. Затем изделие еще раз покрывается лаком, просушивается в печи и поступает в окончательную отделку лаком, полировку плюшем, бархатом или войлоком на особом полировальном круге. Заканчивается весь процесс полировкой вручную. Поверхность покрывается салом и обрабатывается в течение часа ладонью, смоченной водой. Таким образом, художники добиваются от поверхности миниатюры особого зеркального блеска, что дает изображению дополнительную глубину и заставляет краски «звучать» более насыщенно.

Что почитать:

Зиновьев Н.М. Искусство Палеха, 1975.
Зиновьев Н.М. Стилистические традиции искусства Палеха, 1981
Пирогова Л.Л.Русская лаковая миниатюра. Истоки и современность, 2003
Подстаницкий С. Портретная миниатюра из частных собраний, 2007