Эссе

«Лоза двойного назначения, или Немного об истории донских казачьих промыслов»

Несколько слов о названии моего эссе. Оно может показаться двусмысленным, ведь товары двойного назначения это то, что используется как в гражданском быту, так и в военных целях. Вряд ли из лозы можно сплести боеспособный танк. Хотя, если хорошенько покопаться в истории, можно обнаружить, что солдаты Спарты плели из лозы прекрасные щиты. Но я, выбирая тему, руководствовалась вовсе не этим.

Мне было важно, что сразу два казачьих навыка — плетение и виноградарство связаны с лозой. И я подумала, что оба они заслуживают рассмотрения.

Искусство плетения из лозы своими корнями уходит в глубину веков. Это одно из немногих ремесел, дошедших до нас практически без изменений. Согласно Библии дочь фараона нашла младенца Моисея, плывущим по Нилу в корзине, сплетенной из тростника. Плетение из лозы было также предшественником ткачества.

Дочь фараона и Моисей

На Дону этот промысел тоже культивировался издавна. Из прутьев, ивовой лозы, рогоза, соломы и даже кукурузы донские умельцы изготавливали множество полезных и красивых вещей — от вентерей для ловли рыбы и грибных лукошек до ажурных изгородей, детских колыбелей, птичьих клеток и мебели. Подворье казака обычно было огорожено самодельной изгородью, которая так и называлась — «плетень» (от слова «плести»). Его плели из лозы, которую заготавливали ранней весной. Чаще всего плели из ивы, прутья которой отличаются прочностью, гибкостью, способностью делиться на длинные плети и ленты.

Плетень. Фото из семейного архива

Заготовку лозы ивняка производили ранней весной или поздней осенью. Снятие коры производилось при помощи специального инструмента, который называется щемилка. Но весенняя кора легко снимается и без всяких приспособлений. Складывали на хранение лозу небольшими пучками, а пучки — поленницей. Плести можно было из цельных прутьев, расщепленных плетей и лент. Перед расщеплением прутья держали несколько часов в воде. Хранили очищенные от коры прутья в закрытом, влажном, не очень холодном помещении.

Лозоплетение так и оставалось на Дону уделом отдельных частных домохозяйств, пока в 80-х годах ХХ века в нашей стране не стал проявляться интерес к народному творчеству, предметам декоративно-прикладного искусства, изготовленным из природных, натуральных материалов.

В 1988 году  в станице Старочеркасской открылся цех по изготовлению плетеной сувенирной продукции, проработавший 4 года. Цех был филиалом ростовской фабрики «Сувенир». В цеху работали местные жители. Мужчины мастерили плетеную дачную мебель, женщины из соломки делали настенные панно, из лозы плели вазочки, хлебницы, сухарницы.

Даже сегодня Дон может похвастаться яркими мастерами лозоплетения. Один из них – уроженец Каменска-Шахтинского Владимир Сударкин. В его творческой коллекции не просто обиходные предметы из лозы — торшеры, абажуры, этажерки, женские сумочки. Есть там диковинные слоны и жирафы, музыкальные инструменты, автомобили и мотоциклы почти реальных размеров.

Слон из лозы Владимира Сударкина

Но, если лозоплетением активно занимались и другие регионы и народы России, то виноградарство с виноделием было настоящей визитной карточкой донских казаков.

Еще кочевники Нижнего Дона возделывали виноградные лианы в наших краях. Это засвидетельствовано на скифских серебряных чашах и медальонах.

Хазары, которые поселись на донской земле в конце VII века, основали в 834 году крепость-городище Саркел. Жители крепости также занимались виноградарством и виноделием, что подтверждают найденные археологами виноградный нож периода хазарского каганата и другие артефакты, которые хранятся в Государственном Эрмитаже и Новочеркасском музее.

В 965 году князь Святослав разгромил хазар и переименовал крепость Саркел  в крепость Белая Вежа, а в 1117 году городище разорили половецкие племена. Так, виноградарство на Дону было на время практически заброшено.

Крепость Саркел

После разгрома хазарского каганата, на Дону стали обживаться беглые крестьяне и казаки, они постепенно начали возрождать оставленные хазарами цимлянские виноградники.

Виноградная лоза традиционно возделывалась на Дону на пространственной конструкции, получившей название «Донская чаша». Основные лозы виноградного куста от корня развивались на четыре стороны и закреплялись на вершинах конструкции. Таким образом, создавались возможности для равномерного попадания солнечного света и накопления сахара всеми созревающими гроздьями винограда. Несмотря на суровый климат, виноградники давали отличный урожай, так что местные жители и себя полностью обеспечивали, и на сторону продавали немало. Такого результата казакам удалось добиться всего за полтора десятка лет, в том числе и благодаря оригинальной агрономической технике — на зиму лозу в буквальном смысле слова закапывали в землю, уберегая от морозов. Спустя два с половиной столетия донские виноградари делают ровно то же самое.

Донская чаша

Масштабное возрождение виноградарства и виноделия на Дону историки связывают с Петром I. По преданию, во время плавания из Воронежа к Азову государь отметил, что почвы нижнего Дона благоприятны для развития виноградарства. В 1695 году он приказал азовскому воеводе Прозоровскому «завести виноградные и арбузные сады». А в 1706 году Петр самолично посадил в саду казака Персианова под Ростовом пять кустов винограда. Во время своего пребывания в станице Цимлянской царь сказал: «Да здесь, как на Рейне, можно виноград растить». И повелел завезти сюда виноградные лозы из некоторых европейских стран – Венгрии, Германии, Франции.

Пётр Первый

Царь вдохновился Цимлянским виноделием, поощрял его развитие и после посещения в Париже дома инвалидов послал в подарок ветеранам Людовика XIV 20 бочек Цимлянского красного вина.

К 1756 году относится исторический документ, озаглавленный «О развитии виноградарства», который был составлен под патронажем самого Михайло Васильевича Ломоносова и содержит ссылку на донское виноделие: «… а особливо также на так называемую Ведерниковскую станицу в которой ныне виноградные сады приведены в такое размножение, что тамошние жители при всем своем довольствии сего фрукта еще и продажей его пользуются; а итого лучше, что с немалым успехом упражняются в делании вина с особливым искусством, так что оно в рассуждении доброты Крымскому Волосскому и некоторым другим европейским винам не уступает, а во вкусе, хотя не совсем, однако несколько шампанскому равняется, несмотря на то, что не более назад тому 15 лет, как к всему охота у них вкоренилась».

Кстати, впервые игристые вина в России были изготовлены в середине XVII века именно на Дону, жителями казачьих станиц Цимлянской и Кумшатской. В 1786 году была документально зарегистрирована первая бутылка Цимлянского игристого. Вина имели повсеместное распространение в России, и недаром Цимлянское было самым любимым вином легендарного героя войны 1812 года атамана Платова, который везде возил с собой несколько различных бочонков Цимлянского. В честь великой победы над Наполеоном в 1813 году атаман выпил с солдатами на площади Свободы в Париже три тысячи бутылок.

Кадр из фильма «Союз спасения»

Популярность Цимлянского в то время резко выросла. Вспомните хотя бы пушкинские строки из «Евгения Онегина»:

“До вот в бутылке засмоленной
Между жарким и бланманже
Цимлянское несут уже,
За ним строй рюмок узких, длинных
Подобно талии твоей
Зизи, кристалл души моей”

Естественно, никакого французского опыта виноделы этих русских селений не знали и не могли ими воспользоваться. Это был их собственный народный опыт. Именно в этих казачьих станицах погодные условия оказались аналогичными природным условиям Шампани. Однако этот уникальный опыт, в отличие от Франции, не был вовремя замечен и должным образом развит.

После разгрома наполеоновской армии Платов приказал войскам привезти на Дон семена и чубуки всех известных французских сортов винограда, а также выписал виноделов с Рейна, которые за счет Войска должны были по контракту выделывать вина на манер рейнских. В 1814 году по предложению атамана Платова в хуторе Собачинском открылось учебное заведение «Образцовый винный подвал», в котором немецкие виноделы обучали казаков своему мастерству.

До революции в станице Цимлянской насчитывалось 1200 виноградников, при этом вино делали казаки-частники. В 1880 году великий князь Константин Николаевич построил цех, на базе которого после революции основали цех по переработке винограда.

Во время Великой Отечественной войны завод по производству вина разрушили, а в 1952 году старые казачьи виноградники попали в зону затопления Цимлянским водохранилищем. Чтобы их спасти, пришлось едва ли не вручную пересаживать чубуки на плато. После переезда на плато станица Цимлянская стала городом Цимлянск, на берегу водохранилища в 1962 году начал работу завод игристых вин, а площадь виноградников выросла до 400 гектаров.

До окончания XIX века у нас на Дону драгоценная лоза возделывалась, в основном, примитивно, без применения необходимой агротехники. В 1890 году «для распространения среди войскового населения знаний садоводственной культуры» в Новочеркасске был открыт войсковой плодовый питомник войска Донского. Мой прадед Агарков Тимофей Яковлевич с 1905 по 1908 год проходил обучение в школе при нём. В архиве нашей семьи  хранится свидетельство об окончании этого заведения, дающее выпускнику право самостоятельно вести практическое дело по садоводству, огородничеству и виноградарству.

Свидетельство об окончании школы войскового плодового питомника

А 22 декабря 1902 года, после рассмотрения докладной записки сотника областной земельной управы П.А. Павлова, было разрешено учредить в юрте Раздорской станицы школу виноградарства и виноделия. Место для школы было отведено безвозмездно в том самом хуторе Собачинском с площадью земли 19 десятин, и в 1905 году 7 октября школа была открыта с целью обучения молодого казачьего населения высококультурному возделыванию лозы и производству донского вина.

В том же году хутор Собачинский переименовали в Пухляковский, в честь казака Пухлякова, который в XIX веке привез туда из Балканского похода черенки винограда. Впоследствии, этот сорт винограда — «пухляковский белый» стал гордостью Донского края.

Фестиваль «Донская лоза» 2019, хутор Пухляковский

Интересный факт… Редчайшее упоминание о донском вине — чрезвычайно важное в исторической ретроспективе — чудом сохранилось в повести Николая Лескова «Старинные психопаты», действие которой происходит в конце XVIII столетия: «На этот грех случай поднес сюда (в кабак в городке Пирятин Полтавской губернии) двух молодых приказных, по местному выражению — «судовых панычей», которые в этот день, вероятно, стянули с кого-нибудь «доброго хабара» (то есть хорошую взятку) и пришли угостить себя в погребке холодным донским вином полынного привкуса».

Ароматы полыни и горького лугового разнотравья отчетливо различимы в винах Дона и сегодня. Более того, характерный полынный привкус можно считать своеобразной визитной карточкой местных вин.

Для российского виноделия Долина Дона имеет особое значение. Именно на Дону уцелели автохтонные сорта винограда — Красностоп Золотовский, Цимлянский Черный и Сибирьковый.

Красностоп Золотовский

Недавние исследования научных специалистов по винограду, в швейцарской лаборатории с богатейшим генетическим архивом, подтвердили, что русские автохтоны, все три сорта, обладают уникальным профилем, который не совпадает ни с какими другими известными сортами на планете. Иначе говоря, это 100 процентов автохтонные сорта Ростовской области. На сегодняшний день самые большие посадки автохтонных сортов находятся в окрестностях хутора Ведерников.

Таким образом, подводя итоги, можно с уверенностью сказать, что на Нижнем Дону виноделие существует непрерывно, по крайней мере, с середины XVIII века. Мало какой регион страны может похвастать столь же долгой винодельческой традицией, дожившей до наших дней.

Автор: Агаркова А.К., зав. филиалом № 17